Проблемы раннескифской истории
28.04.13 18:19

Биметаллический клевец из Бугуруслана и некоторые проблемы раннескифской истории
Автор: А.С. Балахванцев

Биметаллический клевец, о котором здесь пойдет речь, хранится в частной коллекции в г. Бугуруслане. Пользуясь случаем, я еще раз выражаю глубокую благодарность владельцу коллекции Ю.Г. Смирнову за разрешение опубликовать этот замечательный артефакт.

По словам находчика, клевец обнаружен в Бугурусланском районе Оренбургской области на левом берегу реки Малая Кинель, на распаханном поле между деревней Березняки и речкой Городецкая. Клевец состоит из слегка изогнутого железного клинка с плоским обушком и округлым бойком, который ближе к концу приобретает ромбовидную в сечении форму, а также бронзовой конической втулки. Длина лезвия — 220 мм, длина втулки — 94 мм, ее диаметр в нижней части — 31 мм. Верхняя часть втулки увенчана скульптурной головой хищной птицы. Еще одна такая птичья головка находится под бойком. У обеих бронзовых головок — мощный длинный загнутый клюв с отчетливо выделенной восковицей, большие круглые выпуклые глаза инкрустированы железом. В нижней части втулки расположено сквозное отверстие, предназначенное для прикрепления клевца к деревянной рукояти. Клевец изготовлен тем же способом, который применялся при производстве большинства известных нам аналогичных изделий: в литейную форму вставлялась цельная железная пластина, после чего форма заливалась бронзой (Збруева 1952, 106; Вишневская 1973, 98; Членова 1981, 4).

Бугурусланский клевец принадлежит к небольшой группе биметаллических клевцов (чеканов) с головой хищной птицы под бойком. За последние тридцать лет было предпринято несколько попыток определить зону их распространения (Kossack 1983, karte 3; Пиотровский 1989, рис. 8; Подобед 1994, 182; Иванчик 2001, 48–49; Алексеев 2003, 50–52) и связать их с миграционными процессами раннескифской эпохи. Так, Г.Н. Курочкин и А.В. Субботин полагают, что данный вид оружия появился среди тагарских племен, у которых известны бронзовые чеканы с головой хищной птицы под бойком, и распространился вместе с союзниками скифов, пришедшими из Центральной Азии (Курочкин, Субботин 1993, 61–62). С.Л. Дударев считает, что биметаллические клевцы происходят от более архаичных бронзовых чеканов с головой хищной птицы из Западной Сибири. Их попадание в Малую Азию он связывает с сакским этническим элементом (Дударев 1998, 89). А.И. Иванчик воспринимает биметаллические клевцы в качестве дериватов бронзовых тагарских чеканов и предполагает, что их следует рассматривать в качестве одного из элементов материальной культуры киммерийцев (Иванчик 2001, 49). А.Ю. Алексеев также считает, что биметаллические клевцы, восходящие к «сибирским» прототипам этого оружия, появились в Восточной Европе, на Северном Кавказе и в Малой Азии вместе с киммерийцами и скифами (Алексеев 2003, 51).

Что можно заметить по данному поводу? Прежде чем рассуждать, откуда и как биметаллические клевцы с птичьей головкой под бойком распространились по просторам Евразии, необходимо подвергнуть самому тщательному рассмотрению список известных нам находок, уделяя особое внимание их датировкам. Из всех опубликованных на сегодняшний день списков наиболее полным является тот, который создан А.И. Иванчиком (Иванчик 2001, 46–47, рис. 22), однако и к нему можно сделать определенные замечания и добавления.

Прежде всего, следует отметить, что рассматриваемая группа клевцов характеризуется двумя обязательными признаками: биметаллизм и птичья головка под бойком. Поэтому было бы некорректным включать в данную группу те артефакты, которые не удовлетворяют хотя бы одному из этих условий. Именно этим объясняется то обстоятельство, что я отказался от рассмотрения здесь биметаллических клевцов из Перкальского могильника (Иванчик 2001, рис. 22, 5), Гунделена (Иванчик 2001, рис. 22, 6) и станицы Пластуновской (Пьянков 2005, 282, рис. 1), так как у всех птичья головка под бойком отсутствует. По той же причине в список не попали биметаллические клевцы из могильников Сакар-чага 6 (Яблонский 1996, рис. 19, 16; Иванчик 2001, рис. 22, 10) и Кичигино I (Таиров, Боталов 2010, рис. 2, 6), а также с городища Нум-то III в Западной Сибири (Зыков, Кокшаров, Терехова, Федорова 1994, № 192).

На сегодняшний день нам известны биметаллические клевцы с головкой хищной птицы под бойком из следующих пунктов:

№ 1 является случайной находкой, сделанной у д. Боровая в Нижнем Притоболье (Могильников 1992, табл.116, 10). Клевец датируется по аналогии с Уйгараком VII–VI вв. до н.э. (Могильников 1992, 279). Однако такая датировка вызывает серьезные сомнения, так как в отличие от уйгаракского экземпляра, у западносибирского птичья головка подверглась сильнейшей схематизации и превратилась в простую петлю, а это, на наш взгляд, свидетельствует в пользу более поздней даты VI–V вв. до н.э.

№ 2 обнаружен в кургане 84 могильника Уйгарак (Вишневская 1973, табл. XX, 1). По наконечникам стрел датируется первой половиной VI в. до н.э. (Вишневская 1973, 98) или даже VII–VI вв. до н.э. (Членова 1981, 7). О.А. Вишневская не исключает для него ананьинского происхождения (Вишневская 1973, 98).

№ 3 является случайной находкой из урочища гора Сулак возле Оренбурга (Смирнов 1964, рис. 77, 16; Иванчик 2001, рис. 22, 2). По предположению К.Ф. Смирнова, клевец создан ананьинским мастером (Смирнов 1961, 75).

№ 4 и 5 происходят из Ананьинского могильника: первый найден в погребении G (Збруева 1952, табл. XXII, 4; Членова 1981, рис. 1, 1; Васильев 2001, рис. 2, 2), а второй куплен у местных крестьян (Васильев 2001, рис. 2, 3; Алексеев 2003, рис 4, 3). Кроме того, имеется информация об обнаружении еще одного биметаллического клевца в погребении 9–11 того же могильника (Збруева 1952, 104; Членова 1981, 5), но Ст.А. Васильев справедливо обращает внимание на то, что автор раскопок П.В. Алабин ни о чем подобном не упоминает (Васильев 2001, 31). Клевцы датируются самым концом VI или началом V вв. до н.э. (Збруева 1952, 106; Кузьминых 1983, 140–142; Васильев 2001, 36). Однако А.Ю. Алексеев, опираясь на датировку стрел из погребения С, синхронного погребению G, дает для них дату VII в. до н.э. (Алексеев 2003, 52).

№ 6 был обнаружен возле села Орехово Донецкой области и отнесен вместе с остальными биметаллическими клевцами к VIII–VII вв. до н.э. (Подобед 1994, 183–184).

№ 7 происходит из района Муша к западу от озера Ван (Пиотровский 1989, рис. 7, 8; Иванчик 2001, рис 22, 9).

№ 8 найден в погребении у деревни Имирлер возле Амасьи (Пиотровский 1989, рис. 7, 7; Иванчик 2001, рис. 22, 8). Датируется серединой VII в. до н.э. (Алексеев 2003, 50).

№ 9 хранится в Археологическом музее Стамбула (Иванчик 2001, рис 22, 12). Точное место находки неизвестно.

№ 10 хранится в Музее Метрополитен в Нью-Йорке (Пиотровский 1989, рис. 7, 4; Иванчик 2001, рис 22, 3; Алексеев 2003, рис. 4, 10). Место находки неизвестно. Следует отметить, что у данного экземпляра имеются две птичьи головки: одна — под бойком, а другая — под обушком. Датируется второй половиной VII – началом VI в. до н.э. (Горелик 1993, табл. XXVIII, 84) или VI–V вв. до н.э. (Фаркаш 1992, 170). Первая дата представляется более верной.

№ 11 хранится в Британском музее (Curtis, Tallis 2005, 234. No. 437. Fig. 438). Место находки неизвестно.

№ 12 хранится в Бугуруслане. Поскольку эта находка не имеет археологического контекста, то ее датировка может основываться лишь на морфологии и стиле исполнения птичьей головки. По мнению А.Р. Канторовича, которому я выражаю свою искреннюю благодарность, наиболее близкие аналогии бугурусланской птице обнаруживаются в грифонах и хищных птицах из Ананьинского могильника (Васильев 2001, рис. 2, 4) и могильника Релка (Васильев 2001, рис. 2, 10, 11), а также в орле из Мельгуновского кургана. На мой взгляд, принадлежность птичьей головки к скифо-сибирскому звериному стилю делает последнюю аналогию особенно значимой, что позволяет датировать бугурусланский экземпляр второй половиной VII – началом VI в. до н.э. Завершение втулки головой хищной птицы сближает его с бронзовыми клевцами и секирами, известными у ананьинцев (Збруева 1952, 134, рис. 14; табл. XXXII, 1–3), на Урале (Збруева 1952, табл. XXII, 9) и в Западной Сибири (Зыков, Кокшаров, Терехова, Федорова 1994, № 192), что может свидетельствовать о местном, камско-уральском происхождении.

Как уже отмечалось выше, некоторые исследователи пытаются возвести происхождение биметаллических клевцов с головой птицы под бойком к бронзовым тагарским чеканам. Однако эти попытки вряд ли можно признать успешными. Во-первых, биметаллические клевцы отличаются от бронзовых тагарских не только по материалу, но и по форме: у последних гораздо короче втулка (Членова 1981, 16, рис. 2, 9), а бойки и обушки — круглые или многогранные (Членова 1997, 15). Во-вторых, бронзовые чеканы с головой хищной птицы под бойком появились у тагарцев довольно поздно: в конце VI начале V в. до н.э. (Членова 1981, 7; 1992, 214). В-третьих, биметаллические клевцы до сих пор не найдены не только на занятых тагарцами территориях (юг Красноярского края и северо-восток Кемеровской области), но и вообще не зафиксированы к востоку от реки Тобол.

Сужение ареала биметаллических клевцов с головой хищной птицы под бойком позволяет предположить, что центром возникновения и производства этого вида оружия был регион между Камой и Уралом: ведь именно отсюда происходит большинство клевцов (Ананьино, Бугуруслан, Оренбург, Боровая (?), Уйгарак), места находок которых нам известны. Дальнейшие исследования, проведение спектрального и металлографического анализа бронзовых втулок смогут дать окончательный ответ на вопрос: кто — ананьинские или иткульские ремесленники — являлись создателями этих изделий.

Но кто в таком случае являлся заказчиком биметаллических клевцов? С кем они проникли в Северное Причерноморье и Малую Азию? Предположение С.Л. Дударева о проникновении саков в Малую Азию в VII в. до н.э. не находит опоры в источниках. Гораздо более основательной выглядит позиция А.И. Иванчика, увязавшего находки клевцов в Малой Азии с присутствием там киммерийцев. Но, в таком случае, вполне закономерно возникает вопрос: можно ли связать с киммерийцами биметаллические клевцы, происходящие с территории Южного Урала, где киммерийцев не знает ни один источник (ср. Скаков, Эрлих 2005, 202)? Мне представляется, что распространение биметаллических клевцов с головой хищной птицы под бойком в западной части евразийских степей поначалу было связано с продвижением не киммерийцев, а скифов. Если данное предположение подтвердится, то находки биметаллических клевцов в Восточной Европе следует рассматривать как следы присутствия в этих районах ранних скифов. Лишь после перехода скифов через Кавказ и попадания их в Переднюю Азию данный тип оружия был заимствован киммерийцами и, подобно «скифским» наконечникам стрел, перестал быть этническим маркером.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 11-01-00532а «Культуры скифского круга эпохи архаики на территории Северного Кавказа и Причерноморья (VIIVI вв. до н.э). Новые данные и подходы».

Литература

Алексеев А.Ю. Хронография Европейской Скифии VII–IV веков до н.э. СПб., 2003.

Васильев Ст.А. Ананьинские зооморфные чеканы: оружие или символ? // Вестник молодых ученых. Серия: исторические науки. СПб., 2001. № 1.

Вишневская О.А. Культура сакских племен низовьев Сырдарьи в VII–V вв. до н.э. М., 1973.

Горелик М.В. Оружие Древнего Востока. IV тысячелетие – IV в. до н.э. М., 1993.

Дударев С.Л. К вопросу о месте «киммерийских» комплексов из западной Азии в системе хронологических и культурных связей Причерноморья, Кавказа и восточных районов Евразии // ВДИ. 1998. № 4.

Збруева А.В. История населения Прикамья в ананьинскую эпоху // МИА. № 30. М., 1952.

Зыков А.П., Кокшаров С.Ф., Терехова Л.М., Федорова Н.В. Угорское наследие. Древности Западной Сибири из собраний Уральского университета. Екатеринбург, 1994.

Иванчик А.И. Киммерийцы и скифы. М., 2001.

Кузьминых С.В. Металлургия Волго-Камья в раннем железном веке. М., 1983.

Курочкин Г.Н., Субботин А.В. Боевые чеканы (клевцы) с головкой хищной птицы между бойком и втулкой в азиатской и европейской частях скифского мира (к проблеме происхождения и распространения) // Античная цивилизация и варварский мир. Новочеркасск, 1993. Ч. II.

Могильников В.А. Ранний железный век лесостепи Западной Сибири // Археология СССР. Степная полоса Азиатской части СССР в скифо-сарматское время. М., 1992.

Скаков А.Ю., Эрлих В.Р. О хронологии киммерийских и раннескифских древностей // Древности Евразии: от ранней бронзы до раннего средневековья. М., 2005.

Смирнов К.Ф. Вооружение савроматов // МИА. № 101. М., 1961.

Смирнов К.Ф. Савроматы. М., 1964.

Пиотровский Б.Б. Скифы и Урарту // ВДИ. 1989. № 4.

Подобед В.А. К вопросу о биметаллических чеканах // Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э.– V в. н.э.). Тирасполь, 1994.

Пьянков А.В. Биметаллический чекан из окрестностей ст. Пластуновской (Краснодарский край) // Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа. Армавир, 2005. Вып. 5.

Таиров А.Д., Боталов С.Г. Погребения сакского времени могильника Кичигино I в Южном Зауралье // Археология и палеоантропология евразийских степей и сопредельных территорий. М., 2010.

Фаркаш Э. М.И. Ростовцев и скифское искусство // ВДИ. 1992. № 3.

Членова Н.Л. Связи культур Западной Сибири с культурами Приуралья и Среднего Поволжья в конце эпохи бронзы и в начале железного века // Проблемы западносибирской археологии. Эпоха железа. Новосибирск. 1981.

Членова Н.Л. Тагарская культура // Археология СССР. Степная полоса Азиатской части СССР в скифо-сарматское время. М., 1992.

Членова Н.Л. Центральная Азия и скифы. I. Дата кургана Аржан и его место в системе культур скифского мира. М., 1997.

Яблонский Л.Т. Саки Южного Приаралья. М., 1996.

Curtis J.E., Tallis N. (eds.). Forgotten Empire. The world of Ancient Persia. L., 2005.

Kossack G. Tli Grab 85. Bemerkungen zum Beginn des Skythenzeitlichen Formenkreises im Kaukasus // BAVA. 1983. Bd. 5.

Сокращения

BAVA – Beitr?ge zur allgemeinen und vergleichenden Arch?ologie

ВДИ – Вестник древней истории

МИА – Материалы и исследования по археологии СССР