Восстание из мертвых в Текстах пирамид
02.05.13 01:27

Представления о восстании из мертвых в Текстах пирамид

Автор: О.И. Зубова

Главной целью Текстов пирамид является преодоление смерти и достижение благой жизни в небесных обителях богов. Эти тексты запечатлели отдельные этапы как погребального, так и заупокойного ритуала, которые ставили своей целью воскресение из мертвых. Тексты пирамид, сохранившие следы доисторической древности и традиции устного слова, полны намеков на древнейшие мифологические сюжеты, далеко не всегда нам понятные.

Различно видится египтологам сам термин «воскресение». Так, например, И. Шпигель, рассматривал тексты пирамиды Унаса как запись «ритуала воскресения» (Spiegel 1971). Я. Ассман, говоря об Осирисе как о «прообразе всех умерших», утверждает, что он «вовсе не воскресший бог, но бог,… который обретает (в качестве умершего) новую, потустороннюю форму существования…» (Ассман 1999, 222). Большинство исследователей, касаясь сюжета оживления Осириса, предпочитает употреблять термин «магическое воскресение» или «воскрешение», имея в виду, что Осирис восстал из мертвых не своими собственными сверхъестественными силами, а в результате сложных обрядов, главным исполнителем которых был его сын и наследник Гор.

Основным мотивом многих речений Текстов пирамид является описание осирического обряда собирания плоти и сохранения тела умершего, без чего не мыслилось его воскресение. Смерти как распаду тела противопоставлялась жизнь в теле целостном (tm) и об?женном. Очищенное от греховной скверны (Dwt) тело оживляемого умершего уподоблялось образу (jrw) Осириса, на престоле которого он должен был воссесть.

Одним из важнейших условий достижения бессмертия, как явствует из Текстов пирамид, было вхождение в «полноту» (tm) Бога-Творца – Атума (Ра). Поэтому воскресший Осирис-имярек именовался «Атумом бога всякого» (Pyr. § 147 b), а все части его тела назывались частями тела Атума (РТ 213). Кульминацией соединения с Творцом было заключение Богом умершего в свои объятия (Pyr. § 140c и др.).

Жертвенный ритуал можно рассматривать в качестве необходимого условия воскресения и обеспечения вечной жизни. Вкушаемое покойным Око Гора (символом которого являлась всякая жертва, приносимая умершему), было не только подателем жизненной силы, но и утверждением единства отца и сына («Гор сущий в Осирисе» — @rw jmj Wcjr) (Pyr. § 19a; 21b и др.). Примечательно, что во всём корпусе Текстов пирамид воскресший выступает одновременно и как Осирис, и как Гор.

В числе обрядов возлияния семи священных масел, которые также являлись символом Ока Гора, в Текстах пирамид упоминается возлияние «лучшим кедровым маслом» (HAt.t aS) на чело покойного (РТ 77). Этот елей, несомненно, обладал особой священной силой, поскольку знаменовал превращение умершего в Ах и давал «мощь (cxm) его телу» (Pyr. § 52c; 53a). Многозначная категория Ах – одна из основных в системе египетских религиозных представлений. Стать Ах для египтянина значило воскреснуть из мертвых. О достигшем вечной жизни говорилось, например: «Воистину, не умер Осирис-Пепи смертью, … но стал Ах явленным» (Pyr. § 1385 b-c), «Се, явился днесь Унас в истинном образе Ах живого» (jrw mAa n Ax anx) (Pyr. § 318c). Место превращения в Ах не связано, судя по Текстам пирамид, ни с каким определенным топосом гробницы. Это превращение представлялось явлением Ах в светозарной области Ахет, образом которой было ежеутреннее восхождение солнца на небосклоне – «стал ты Ах в Ахет». О возрожденном к жизни умершем также говорилось, как о ставшем Ах в Дуате, то есть в области, ассоциирующейся с преисподней, символом которой было ночное звездное небо. Типичными фразеологизмами являлись выражения «Он пришел к своему Ах», «Твой Ах в твоем теле», которые мы можем интерпретировать как совершившееся воскресение умершего.

Воскресение предполагало также соединение умершего со своей божественной сутью – Ка и со своей божественной силой – Ба. Образом соединения умершего со своим Ка было совместное вкушение ими пищи «навечно» (Pyr. § 789 b-c). Наиболее часто к воскресшему умершему обращались: «Твоя Ба в твоем теле», «Ты пришел к своей Ба, Осирис, Ба среди Аху, могучий в пребывалищах своих». Обладание Ба означало обладание жизнью (Pyr. § 1832 b+9).

Восстание из мертвых словесно изображалось метафорически как зачатие Небом (Нут), рождение Дуатом, возвращение в сверхбытийное состояние Нун, где воскресший обретал жизнь в новом теле.

Одним из наиболее частых образов воскресения в Текстах пирамид и во всей египетской заупокойной литературе было пробуждение умершего, антитеза которому – пребывание в смертном сне (cDr). К умершему взывали: «Пробудись (jrc; nhs)», «восстань (aHa)», «поднимись (Ts Tw), ты не умер».

Восстание и преображение умершего завершалось его вознесением на небо и восседанием на престоле Атума-Ра. Для описания вознесения обычно употреблялись глаголы prj (антоним к нему – hAj «спускаться (в гробницу и т.п.)»), ja или jar, fAj, Swj, wTs. Поднятие тела во время оживления (cTs) для египтян для египтян ассоциировалось с восходом cTsw солнца.

Свойственное многим народам представление о душах почивших как о звездах присутствует и в египетской культуре. Умерший в Текстах пирамид появляется в образе Ориона – Осириса, то шествующего с Орионом по ночному небу в виде «большой звезды», то возникающего в восточной области неба «утренней звездой», «звездой единственной». Он возносится к звездам «негибнущим», становясь одной из них или предводительствуя ими.

Важными условиями вознесения на небо и прохождения через его врата были оправдание на суде богов и отсутствие осуждения людьми. Только обладая Маат (истиной), умерший мог надеяться избежать «огня богов» (Pyr. § 323 c-d).

Борьба с «последним врагом» – со смертью представлялась как борьба с Сетом и его приспешниками. Но в некоторых случаях об умершем говорилось, что он «не отдан Осирису» (Pyr. § 350 а). То есть, стать Осирисом означало достичь бессмертия вместе с ним, а быть отданным Осирису значило получить осуждение на его суде и сподобиться второй смерти.

Приведенные примеры только схематично и далеко не полно передают представления египтян об их вере в победу над смертью и о надежде восстания из мертвых. Богатство и сложность символического языка Текстов пирамид свидетельствует о том, что египтяне III тысячелетия до Р.Х. напряженно искали образы невыразимого в принципе, но бесконечно важного для них явления – превращения смертного естества в бессмертное, человеческой природы – в божественную.

Литература

Ассман Я. Египет: теология и благочестие ранней цивилизации. М., 1999. Spiegel J. Das Auferstehungsritual der Unas-Pyramide. Wiesbaden, 1971.