Личный фонд бывшего полпреда в Афганистан
23.12.12 20:50

Ю.Н. Тихонов

Личный фонд бывшего полпреда в Афганистан Л.Н. Старка

Советский дипломат Леонид Николаевич Старк (1889 - 1943) своей деятельностью в Афганистане в 1924 - 1936 годах внес значительный вклад в развитие советско-афганских отношений, но по ряду причин его яркая личность и активная работа в Кабуле оказались «забыты» россий­скими востоковедами. Из-за этого значительный временной промежуток дипломатических контактов между Москвой и Кабулом (в наиболее кри­тические моменты новейшей истории Афганистана) стал фактически «белым пятном» для отечественных исследователей и дипломатов.

В связи с выше указанными обстоятельствами значительную цен­ность для востоковедов представляет личный фонд Л.Н. Старка, хра­нящийся в Архиве внешней политики Российской Федерации. О ко­личестве документов, собранном в нем, свидетельствует тот факт, что архивные дела с материалами Старка распределены по 16 описям.

Тематически этот обширный пласт источников можно разделить на следующие группы:

- личные документы Старка, среди которых особую ценность
представляет его переписка с Г.В. Чичериным;

- материалы о заключении Пагманского пакта;

- обширный «Дневник событий» гражданской войны в Афганиста­не 1928 - 1929 годов (с ценными аналитическими материалами совет­ника полпредства Э.М. Рикса);

– справочные материалы по истории российско-афганских отно­шений, включая материалы о формировании границ Афганистана в XIX в.;

– значительный раздел о социально-экономическом развитии Аф­ганистана в 1920-х – 1930-х годах.

Учитывая тот факт, что советское полпредство в Кабуле куриро­вало «Индо-афганская референтура» НКИД, в фонде Старка имеется большой пласт источников о ситуации в Британской Индии и английс­кой политике на Среднем Востоке.

Указанные документы при планомерном их изучении позволили бы значительно обогатить российское архивное востоковедение но­выми данными о международных отношениях в Центральной Азии в 1920-х – 1930-х годах и сложных моментах новейшей истории Афга­нистана, благодаря чему отечественные исследователи смогли бы пре­одолеть определенную схематичность при освещении советско-афган­ских отношений накануне Второй мировой войны.