Система управления в городах
11.01.13 00:02

Система управления в городах на белорусских землях (магдебургский период)

Н.В. Мисаревич

История местного управления и самоуправления на белорусских землях до сих пор еще остается малоисследованной страницей белорусского прошлого. Однако, как представляется, реформирование государственно-правовых институтов не может осуществляться без использования богатого опыта организации и функционирования органов местной власти и управления на белорусских землях в предыдущие столетия. Примечательным в этом отношении является период, когда белорусские города строили свою систему управления на основе так называемого «магдебургского права». «Магдебургское право – это феодальное городское право, на основе которого экономическая деятельность, имущественные права, общественно-политическая жизнь, сословное положение горожан регулировались собственной системой юридических норм, что соответствовали роли городов как центров ремесла и товарно-денежного обмена» [1, с. 491]. На белорусских землях магдебургское право рассматривалось как право на создание своей системы управления и суда, поэтому акты на магдебургское право назывались «привилеями на самоуправление».

Период «магдебургского права» охватывает значительный промежуток времени: с XIV по XVIII столетия. Первым белорусским городом, получившим право на самоуправление, является Брест (в 1390 г.). Привилеи имели и крупные государственные города (Гродно, Витебск, Полоцк, Минск, Могилев), и частнособственнические (Несвиж, Слуцк, Мир и т. д.). Предоставление городам такого права являлось своеобразным признанием их определенного общественного значения в экономической и политической жизни государства. Право на самоуправление на белорусских землях было отменено указом Екатерины II в ноябре 1775 г. - в Могилевской губернии, в мае 1795 г. – в Минской губернии, в декабре 1795 г. – в Западной губернии Беларуси [1, с. 492].

В привилеях на магдебургское право, наряду с положениями о льготах, торговых привилегиях жителям таких городов закреплялись нормы об органах управления и суда. Необходимо отметить, что не существовало единого образца актов на самоуправление, каждый город корректировал его под себя, поэтому существовали только общие принципы создания и деятельности органов управления, а непосредственно система органов создавалась в зависимости от значения города для государства, расстановке социальных сил, политической ситуации в самом городе.

Положения привилеев на магдебургское право в отношении системы управления условно можно разделить на несколько групп.

Освобождение от юрисдикции центральной власти. В привилеях содержатся указания на освобождение горожан от власти и суда воевод, старост и других должностных лиц государства и о передаче властных полномочий в руки городских властей. Привилей Пинску 1581 г. закрепляет такую норму: «…выймуем тежъ обывателей того места, и напередъ мещанъ тепершнихъ и напотом будущихъ, на вечные часы, отъ зверхностей всихъ воеводъ, коштеляновъ и наместниковъ, старостъ,державцевъ, судей, подсудковъ, врядниковъ и наместиковъ всякихъ» [6, с. 262]. В привилее Полоцку 1510 г. определяется: «…такожъ вызволяемъ вечно тымъ нашимъ листомъ всихъ того места людей от судовъ и моцы всихъ воеводъ, и пановъ, и старостъ, и судей и подсудковъ, и нашихъ наместниковъ и ихъ заказцовъ великого княства нашого, такъ, ижъ передъ нихъ о которыхъ коли речахъ позвани будутъ, не будутъ повинни отповедати» [8, с. 78]. Это прямое указание на изменение юрисдикции мещан города. В той или иной интерпретации данное положение встречается во всех привилеях на самоуправление.

Создание собственной системы управления и суда. Орган управления в таких городах назывался магистрат. Магистрат обладал административными и судебными функциями, состоял из двух коллегий: рады и лавы. Рада рассматривала дела по гражданским искам, курировала деятельность полиции, следила за торговлей в городе. Лава наделялась судебными функциями и осуществляла правосудие по уголовным делам. Здание, где размещался магистрат, называлось «ратуша». Привилеи на самоуправление предусматривают «ратушу справіць на месце годном» [8, с. 77] или «повинни мещане ратушу порадный збудовати» [3, с. 166].

Должностные лица магистрата. Должностными лицами нового органа управления были войт, бурмистры, радцы, лавники. Срок полномочий войта зависел как от воли главы государства, так и от желания мещан. В большинстве случаев войты назначались «до живота» (т.е. пожизненно) либо «до двух животов», реже «до воли и ласки господарское» [2, с. 56]. Термин «до двух животов» означает, что отец передает должность по наследству сыну. Иногда города выкупали право избрания войта у главы государства.

Определялись требования к кандидату на должность. На эту должность назначались лица руководящих сословий (в основном шляхецкого). В некоторых привилеях оговаривалось, что на должность войта может быть избран только воевода данного города, «теперешний и напотомъ будучие» [5, с. 256]. Чаще всего это должен быть человек «набожны и уметны» [3, c.165].

В соответствии с нормами привилеев, войт возглавлял городскую власть. Войт выбирал радцев, из которых потом «посполито мають обирати» бурмистров. Радцы избирались из зажиточной части мещан.

Члены рады после принятия присяги войту управляли городом. Срок полномочий – один год. После передачи полномочий вновь избранным радцам предыдущий состав отчитывался перед общим собранием о своей деятельности за год.

Должности лавников также были выборными. Они принимали участие только в судебных заседаниях. Привилей Могилеву 1577 г. устанавливает, что лавники избираются «порядкомъ и звычаемъ права Майдеборского, такожъ водлугъ потребы того места» и «черезъ войта нашого мають бытии постановлены» [4, с. 204]. Критериями для избрания на должность были срок проживания в городе и общественная польза городу от конкретного кандидата в лавники.

Кроме войта, бурмистров, лавников, в «штатном расписании» магистрата были и другие должности. Писарь, который также приносил присягу вместе с другими членами городского самоуправления, должен быть человеком высокообразованным, знать несколько языков [9, с. 18]. Он присутствовал на заседаниях коллегий, записывал и вносил в магистратские книги дела, выдавал выписки из решений, копии документов, которые подписывал вместе с войтом или бурмистром.

«Полецаі» следили за порядком в городе и были ответственны за соблюдение правил торговли. В их функции входило также следить за тем, чтобы в городе не пустовали места и их своевременно заселяли. «Полецаемъ такжъ войту и бурмистромъ вси места пустые въ месте и округъ места и поля наши ку осоженью, размноженью людей…» [7, с.136].

Деятельность органов самоуправления. В своей деятельности рада и лава должны были руководствоваться нормами магдебургского права (т.е. положениями привилеев) и общегосударственным законодательством (например, Статутами ВКЛ 1529, 1566, 1588 гг.). Рада определяла общее направление развития городского хозяйства, занималась вопросами благоустройства города, принимала решение о введении новых сборов с городского населения на городские нужды, контролировала их расходование. Как административный и распорядительный орган, рада следила за соблюдением правил торговли, производством и продажей продуктов питания. Рада устанавливала цены на хлеб, определяла единые меры продажи зерна на рынке, осуществляла сбор налогов и сборов, распоряжалась земельными участками.

Войтовско-лавницкий суд состоял из войта и лавников. Компетенция данного судебного органа определялась следующим образом: рассмотрение дел по уголовным преступлениям;

рассмотрение дел, в которых одна из сторон не находилась под юрисдикцией города. Хотя в отношении последнего положения были исключения. Привилей Полоцку 1510 г. устанавливает, что дела между мещанами и «бояроми, або людемъ боярскимъ, або городскимъ людемъ, або владычнымъ людемъ, або игуменьинымъ людемъ» дорлжны рассматривать «бурмистры и передъ войтомъ и пердъ рядскими на ратуши» [8, с.77]. Здесь речь идет о совместном заседании и войтовско-лавницкого суда, и бурмистров с радцами.

Таким образом, привилей на магдебургское право позволяли мещанам городов создавать свою собственную систему органов управления и суда, под юрисдикцией которой и находилось городское население. Эта система действовала автономно по отношению к центральным и местным органам власти и управлению государством.