Деятельность польской армии
11.01.13 00:09

Деятельность польской армии крайовой на территории беларуси на заключительном этапе великой отечественной войны (1944-1945 гг.)

Н.А. Рыбак

После освобождения территории БССР от немецко-фашистских захватчиков в ходе операции “Багратион” и разоружения части польских отрядов Армии Крайовой (АК) уцелевшие силы аковского подполья не только не собирались складывать оружие, но и готовились к продолжительной вооружённой борьбе c советской властью. Целью их деятельности по-прежнему оставалась борьба за восстановление Польши в границах 1939 г. Для этого они конспирировали свои структуры, создавали склады с оружием и продовольствием, строили укрытия и схроны. Согласно информации силовых структур республики в лесных массивах Западной Беларуси были обнаружены специально оборудованные схроны, где аковцы спрятали винтовки, автоматы, пулемёты и пушки в разобранном виде, а также боеприпасы к ним [1, ф. 48, оп. 1, д.15, л. 125]. Больше всего оружия было спрятано в Налибокской, Рудницкой, Беловежской пущах, а также в Августовских лесах. Кроме этого, осуществлялся сбор трофейного оружия и амуниции, а так же нападения на автотранспорт с оружием, двигавшийся на фронт. Выполняя приказ о подготовке укрытий в доме каждого члена АК строились бункеры и схроны.

Одним из главных направлений деятельности аковских структур являлась антисоветская пропаганда и агитация. Руководство политической и пропагандистской деятельностью осуществляло Бюро информации и пропаганды (БИП). Основной формой пропаганды являлось распространение конспиративной прессы, издаваемой центрами Главного командования АК, а также выпускавшейся на территории Беларуси. Каждый округ АК имел свои подпольные типографии и печатные органы. Одним из лучших полиграфических изданий АК стала газета “Рассвет Польши”, издававшаяся в Новогрудском округе с начала 1944 г. Возглавлял издательскую деятельность шеф отдела пропаганды округа С. Вовжинчик (“Лигенза”). Газета достигала тиража 7 тысяч экземпляров [2, д. 2931, л. 116 об.]. В Виленском округе АК периодически издавалась газета “Независимость” тиражом 3 тысячи экземпляров. Командованием АК ставилась задача обеспечить печатными изданиями не только боевые отряды и войска, находящиеся в конспирации, но и мирное население [2, д. 2931, л. 349]. Кроме газет среди местного населения распространялись разного рода прокламации, листовки, которые призывали к активной борьбе с cоветской властью и байкоту мероприятий, ею проводимых [1, ф. 48, оп. 1, д. 2, л. 24; 2, д. 2749, л. 195]. Наряду с печатной агитацией аковским подпольем проводилась и устная агитация. После обнаружения и ликвидации в 1945 г. органами госбезопасности последней типографии упор был сделан на устную агитацию.

По заданию Лондонского эмигрантского правительства АК проводила в тылу Красной Армии сбор сведений разведывательного характера. Это подтверждается директивами польского эмигрантского правительства в адрес комендантов округов АК от 11 ноября 1944 г. за № 72/771, где даются подробные указания какие данные собирать про воинские части, призыв в армию и настроения в ней, транспорт, укрепления, аэродромы, вооружение, положение на фронте и военную промышленность. Причём каждый комендант района 2 раза в месяц (1-го и 15-го) должен был давать точные отчёты: 1) статистический — количество гарнизонов врага, государственных учреждений, состояние дорог и мостов; 2) маршруты советских войск; 3) данные о подозрительных лицах [2, д. 2931, л. 349]. В одном из таких отчётов комендант соединения “Юг” - Ч. Зайончковский (“Рагнер”) от 13.09.1944 г. сообщал, что за время с 4 по 7 сентября 1944 г. через Лиду в направлении Молодечно прошли 70 эшелонов с танками, машинами, артиллерией и боеприпасами. За это же время из Вильно прибыло 50 эшелонов порожняка [3, ф. 4, оп. 29, д. 33, л. 45]. Со шпионской информацией о положении на железнодорожном транспорте 2 ноября 1944 г. был задержан на станции Волковыск участник АК Шанцило Франц Францевич, который на допросе дал показания, что по заданию своего командования доставлял шпионские данные в г. Белосток и передавал их членам АК [2, д. 2715, л. 107-109].

Таким образом, велась активная разведывательная деятельность, которая при наличии массы информаторов и хорошо налаженной связи с Лондонским центром представляла для советской власти большую опасность. В августе 1944 г. в Западной Беларуси действовали 3 мощные подпольные радиостанции (Браслав, Брест, Новогрудок). Только в Новогрудском округе АК рота связи насчитывала 80 первоклассно подготовленных специалистов, которые имели 16 аппаратов. Возглавлял 5 отдел (связи) Новогрудского округа поручик Ю. Орехво-Рыльский (“Юз”) [4, с. 282].

Кроме активной агитационно-пропагандистской и разведывательной работ аковское подполье проводило диверсионную деятельность. Для руководства саботажем и диверсиями ещё в январе 1943 г. генерал С. Ровецкий {"Грот”), главнокомандующий АК, отдал приказ о создании специального подразделения - “Кедыва” (“Руководства диверсиями”). Непосредственно “Кедыву” подчинялись ряд диверсионных групп. Для подготовки диверсантов при сапёрно-инженерной службе Новогрудского округа существовала в имении “Дитрики” (Лидский район) специальная диверсионная школа, в которой обучались приблизительно 200 человек. Командовал школой поручик Ю. Лубиковский {"Сибиряк”). Диверсанты, прошедшие обучение, распределялись по отрядам АК Новогрудского округа: “Рагнера”, Я. Борисевича (“Крыся”) и других. Наиболее активно они действовали на железнодорожном транспорте. В годовщину воссоединения Западной Беларуси и БССР (17 сентября 1944 г.) была проведена целая серия диверсий на дорожных коммуникациях. Соответствующий приказ отдал “Сибиряк”. Его отряд взорвал железнодорожное полотно на перегоне между станциями “Неман” и “Новоельня” [4, с. 284]. А “рагнеровцы” в канун 17 сентября совершили 12 диверсий, 2 паровоза пустили под откос, подорвали 3 моста и повредили железнодорожные пути в 9 местах [3, ф. 4, оп. 29, д. 33, л. 43].

Одним из главных направлений деятельности АК во второй половине 1944 г. было совершение терактов против военнослужащих Красной Армии, советско-партийного актива, а также мирного населения. Так, 24 августа 1944 г. в 1 км от д. Барташуны Вороновского района Гродненской области было совершено нападение отрядом АК под командованием А. Куновского (“Рол/) на проходящую машину 2-го Белорусского фронта марки ГАЗ-АА. Машина была обстреляна из 3-х ручных пулемётов, автоматов и сожжена. В результате, из 8-и человек, ехавших в машине, 7 человек были убиты и сгорели вместе с машиной [2, д. 3897, л. 73]. Аковскими отрядами совершались нападения на офицерский состав и военнослужащих НКВД и НКГБ. Так, 13 ноября 1944 г. при исполнении служебных обязанностей в Свислочском районе был обстрелян и ранен милиционер РО НКВД П.Ф. Курьянович [1, ф. 55, оп.1, д. 7, л. 2 об.].

Во второй половине 1944 г. аковскими формированиями и подпольем были совершены десятки нападений и терактов против советско-партийного актива. Согласно отчётам органов НКВД, во второй половине 1944 г. антисоветским подпольем было совершено 222 теракта и 65 нападений на государственные учреждения и 275 других “бандпроявлений” [5, s. 50].

В первую очередь, терактам подвергались местные активисты и партийно-советские работники. Это подтверждается рядом фактов. В ночь с 7 на 8 августа 1944 г. в имении Пожижма Вороновского района Гродненской области аковцами убит активист Станислав Мацкевич [6, ф. 6, оп. 1, д. 6, л. 20]. 25 августа 1944 г. аковский отряд осуществил нападение на Веканский сельский совет этого же района. Секретарь сельсовета ранен, а само здание сожжено [6, ф. 6, оп. 1, д. 6, л. 29]. В Радуньском районе убит секретарь Полядского сельсовета и совершен ряд терактов против актива - убит председатель сельсовета Иван Ковальчик [1, ф. 38, оп. 1, д. 19, л. 17]. В декабре 1944 г. отрядом АК, действовавшим в Вороновском районе, были убиты местные жители этого района Зинаида Козловская и Пётр Малюнец за лояльное отношение к cоветской власти [2, д. 3897, л. 135]. 2 декабря 1944 г. отрядом АК в д. Большие Михалки Свислочского района был убит бывший партизанский связной Семен Шимчик [1, ф. 55, оп. 1, д. 7, л. 13].

В итоге деятельности аковского подполья, согласно данным органов советской власти, во второй половине 1944 г. было убито 26 сотрудников МВД–МГБ, 17 офицеров и 51 рядовой Красной Армии, 41 партийно-советских активистов, 76 граждан, лояльно настроенных к Советской власти. Общая численность погибших — 214 человек, 23 человека похищено и их судьба неизвестна [4, с. 287].

19 января 1945 г. АК была официально распущена. Однако приказ о роспуске АК, который изначально носил двойственный характер, не означал прекращения деятельности польского подполья и его вооружённых формирований. Он носил формальный характер, его главной целью было сохранить командный состав, а низовые структуры использовать в качестве резерва при необходимости. Для этого руководство АК на территории “кресов” переводилось в глубокое подполье, а рядовые участники легализовывались. Деятельность польского подполья на территории западных областей БССР продолжалась и в послевоенное время.

Таким образом, на заключительном этапе Великой Отечественной войны на территории БССР продолжали активно действовать структуры АК. В условиях, когда Красная Армия начала разоружение аковских отрядов, данные формирования перешли к борьбе с советской властью, выразившейся в агитационной и пропагандистской деятельности среди местного населения, диверсиях, саботаже мероприятий, проводимых советской властью, а также терактах против партийно-советского актива, военнослужащих, работников НКВД– НКГБ БССР и мирных жителей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Архив УВД Гродненского облисполкома.

2. Архив УКГБ по Гродненской области.

3. Национальный архив РБ в Минске.

4. Польское подполье на территории западных областей Беларуси (1939–1954 гг.) / С.А.Ситкевич, С.А.Сильванович, В.В.Барабаш, Н.А.Рыбак.– Гродно: ГГАУ, 2004.– 345 с.

5. NKWD o polskim podziemiu 1944–1948. Konspiracja polska na Nowogr?dczy?nie i Grodzie?szczy?nie.– Warszawa, 1997.– 404 s.

6. Государственный архив общественных объединений Гродненской области.